Александр Вершинин: как мы будем жить вместе? — urbanpanda.ru

– Александр Павлович, на протяжении своей истории Российская национальная библиотека, которой вы руководите, уже не раз переживала всякого рода напасти, в том числе и эпидемии.

– Да, Императорская библиотека – а именно так она тогда называлась – закрывалась во времена эпидемии холеры в конце первой трети XIX века. О том, как Пушкин и Оленин отзывались на те события, можно узнать из мемуаров. Но и позднее Санкт-Петербург, как и другие города и страны, еще не раз накрывали новые волны холеры. Вот только в наших архивах, кажется, не осталось об этом свидетельств…

Видел лишь упоминание о герое моей следующей колонки «Имена и судьбы Императорской библиотеки», князе Владимире Федоровиче Одоевском (1804 – 1869), перенесшем холеру в другое время. Как кто-то правильно сказал в интервью «Петербургскому дневнику» «человечество обладает весьма короткой памятью… И когда заканчиваются события, подобные сегодняшнему, начинает жить обычной жизнью». Хотя тот же Одоевский вместе с философами XIX века предупреждал о перенаселении, несмотря на «заразительные болезни», и о потере «соразмерности между произведениями природы и потребностями человечества»… А еще считается, что в одном из своих произведений он предсказал и изобретение Интернета, правда, аж в 44 веке.

– Все эти предсказания, так же как и прогнозы на будущее, вселяют в некоторых людей тревогу.

– Мы живем в мире, постоянно требующем личной и общественной мобилизации. Чернобыль, техногенные аварии, СПИД (ВИЧ) и другие инфекции, Фукусима, природные катастрофы… Только раньше у моего поколения все было, может быть, не в таких глобальных масштабах.

Впрочем, у кого-то эти настроения и раньше были более тревожными, «алармистскими» (паническое эмоциональное состояние, являющееся негативной реакцией человека на положение дел – «ПД»). Не только по поводу стихийных бедствий, но даже и в связи с развитием цифровых технологий и Интернета.

Разумеется, распространение информации о болезни и введение режима повышенной готовности в этот раз имело чрезвычайный характер. Такой ход событий может принести еще немало сюрпризов и недоразумений. Но главное, что в России в условиях мобилизационных мер не возникло масштабной паники и «непредсказуемых событий», обычно с ней связанных. Так же спокойно и последовательно мы должны восстанавливать и обычный режим нашей жизни и деятельности.

– Но как это сделать? И разве возможно будет забыть этот COVID-19?

– Конечно, экстремальность пережитой сегодня ситуации оставит свой отпечаток в памяти у многих. При просмотре видеокадров «из прошлого» уже сейчас может показаться странным, что люди не соблюдают дистанцию и не носят маски. До сих пор при встрече некоторые люди шарахаются от тех, кто без масок. Хотелось бы верить, что слухи об опасности вируса преувеличены, но правильнее все-таки и дальше соблюдать все меры безопасности против его распространения.

Дело даже не в конкретном вирусе-носителе заболевания, а в том, что так называемое «социальное дистанцирование» или эти самые меры безопасности должны теперь вообще стать если «не догмой», то «руководством к действию». Мы теперь просто обязаны думать о совершенствовании или развитии многих правовых, технических и даже этических правил.

– Это касается и работы библиотек? 

– Библиотеки давно уже имеют свой опыт дистанционного обслуживания читателей, так как организуют доступ к электронным копиям источников в Интернете. В этом главный смысл электронных библиотек.

В РНБ одна из самых больших в России электронных библиотек. В прошлом году мы развернули на наших серверах открытую электронную образовательную среду с возможностью большого количества подключений в режиме видеоконференсвязи и даже провели тогда встречу с нашими читателями с использованием ВКС.
В период пандемии, вы знаете, Российская национальная библиотека работала в дистанционном режиме. Большинство сотрудников находились в самоизоляции. Конечно, немало руководителей и работников трудились на рабочем месте: нужно было обеспечивать функционирование техники, движение финансов и кадров, санитарные условия. Большое хозяйство, большой коллектив.

– Значит, можно говорить даже об уроках пандемии?

– Сейчас мы обобщаем опыт работы и жизни в необычных условиях. Понимаем, что надо много сделать, чтобы развивать возможности дистанционных технологий, регламентировать порядок дистанционной работы, создать новые условия организации труда и обслуживания внутри.

Из содержательного опыта дистанционной работы, например, нашего информационно-библиографического отдела Российской национальной библиотеки, всегда можно узнать много интересного и актуального. А недавно, например, был запрос от организаторов одного из азиатских павильонов на Венецианской биеннале архитектуры. Ее отложили на следующий год, но девизом биеннале еще до пандемии стал вопрос «Как мы будем жить вместе?». Так вот, суть обширного англоязычного запроса состояла в том, что их интересовало, как была организована в России деревенская взаимопомощь – «толока» (от «толочь» или «ток»).

– Мне кажется, что не только иностранцам, но и нашим гражданам было бы интересно разобраться в значении этого понятия.

– Вы знаете, не только у нас в России, но и на соседних территориях существовала такая форма взаимопомощи для выполнения работ, требующих большого количества работников: вырубка леса, сбор урожая, строительство дорог, сооружение (домов, церквей, школ) и т. д. Соответствующие источники наши библиографы с удовольствием укажут.

Но на мой взгляд, тут еще интересна и другая, современная история. В 2014 году в Интернете был реализован и получил широкую известность проект под названием «Толока». Он был создан для целей совершенствования поисковых инструментов и машинного обучения. Посредством телекоммуникаций в совместную деятельность было вовлечено более 4 миллионов пользователей из России, стран Европы и Азии. И это, как мне представляется, наглядный пример того, как на основе традиций и технологий возникают новые формы социальной активности, служащей полезным или творческим целям.

Источник: spbdnevnik.ru