Как в Петербурге уживается археология и строительство — urbanpanda.ru

Мало кто из покупателей квартир в новостройках задумывается над тем, а что раньше было на месте, где теперь стоит их дом. Это касается как центральных районов города, так и окраин мегаполиса. За много веков территория современного Петербурга накопила значительное число артефактов. При этом одна часть представляет интерес, а другая может считаться не более чем «культурным слоем».

КОМУ НАХОДКИ, А КОМУ…

Более десяти лет отечественное законодательство требует от строителей проводить перед началом монтажных работ археологическую экспертизу земельного участка. Для этого нанимаются археологи, которые проводят изыскания, после чего передают в музеи найденные артефакты. Найти что‑либо удается практически всегда. Но сказать, что каждый артефакт чем‑либо интересен, можно крайне редко.

«Находок достаточно много. Другое дело, что представлять интерес они могут в лучшем случае для узкого круга специалистов. Однако археологи обязаны передавать в музеи всю найденную коллекцию», – рассуждает старший научный сотрудник отдела славяно-финской археологии ИИМК РАН Петр Сорокин.

Это правило стало причиной серьезной проблемы: огромное количество фрагментов различной посуды или другой бытовой утвари не нужно музеям лишь потому, что их надо где‑то хранить.

«Музеям интересны экспонаты, которые можно выставлять, а двадцать ящиков бытовых артефактов им не нужны», – отмечает Петр Сорокин.

Старший научный сотрудник кандидат исторических наук отдела археологии МАЭ РАН (Кунст­камера) Станислав Бельский подтверждает наличие проблемы и говорит, что хранилища городских музеев не способны вместить тонны находок со стройплощадок. «Возможно, настало время создавать городской музей археологии. Точнее сказать, – ангары, куда свозилось бы все найденное в городе», – предполагает Станислав Бельский.

МУЗЕЙНЫЙ ЭКСПОНАТ

В музеях не спешат комментировать сложившуюся ситуацию – слишком деликатная тема. Даже безобидная попытка «ПД» выяснить, какие культурные экспонаты получили музеи с Охтинского мыса – это последняя археологическая сенсация Петербурга, не увенчалась успехом. Предпочли отмолчаться даже ведущие городские музеи.

Проблема в том, что единожды обжегшись на сложной процедуре приема артефактов со строек, музеи наотрез отказываются повторять этот опыт. Пример – СПб ГБУК «Мемориальный музей «Разночинный Петербург». Как рассказала его главный хранитель Ольга Екименкова, в музее есть только одна коллекция, полученная в 2011 году с раскопок на территории, ограниченной Смольным проспектом, улицей Бонч-Бруевича, Тульской улицей и Синопской набережной. Оформив эту коллекцию, музей больше не работал по данному направлению. «Следует отметить, что далеко не все, что извлекается из земли, мы можем принять на учет», – объясняет Ольга Екименкова.

КОПАТЕЛИ И СТРОИТЕЛИ

Проблемы самих археологов, которые не всегда способны найти музей для передачи коллекции или место для хранения уже найденного, это отдельная тема. Один из специалистов рассказал, как много лет назад на работах в Выборге закопал часть найденного – при этом составив соответствующий акт и указав место захоронения бытовых артефактов.

В неопределенности оказались и сами застройщики. «Проблемы с археологией действительно периоди­чески возникают у девелоперов в центре города. Самый громкий пример, кроме Охтинского мыса, – это жилой комплекс Art View House, под которым был обнаружен фундамент Литовского замка. Проблема даже не в том, что проект «встал» почти на четыре года, а в том, что научная общественность не могла понять, что делать с обнаруженными остатками! В Петербурге нет четко прописанных правил, как и что делать в данном случае», – пожимает плечами председатель совета директоров Агентства развития и исследований в недвижимости Андрей Тетыш.

В общей массе строители также предпочитают не комментировать эту тему. Хотя о рисках в центральной части города хорошо известно всем.

«Центр города сейчас – это вообще территория повышенной опасности для девелопмента. Даже если ты выполняешь все правила, твое строительство могут остановить в любой момент, например, через суд», – жалуется председатель совета директоров ГК «Максимум Life Development» Игорь Карцев.

Именно поэтому девелоперы крайне неохотно занимаются редевелопментом в историческом центре, а предпочитают другие участки, где можно спокойно копать ковшом экскаватора, а не саперной лопаткой, заключают опрошенные «ПД» строительные компании.

«Новостроечных работ много, артефактов поступает десятки тысяч единиц. Возникает вопрос, где все это хранить. Также в музеях очень сложная процедура регистрации и введения данных в базы»,
— Станислав Бельский, старший научный сотрудник отдела археологии МАЭ РАН (Кунсткамера).

Источник: spbdnevnik.ru