Никас Сафронов: «Нам придется многое переосмыслить…» — urbanpanda.ru

– Никас, опросы социологов показывают, что треть россиян не верит в существование пандемии. А что думаете вы?

– Как не верить, когда люди вокруг заболевают? Мне только-только позвонил Анатолий Алексеевич Трушкин, писатель-сатирик, мой близкий друг. Ему 78 лет. Он три недели провел в реанимации, у него поражено более 75% легких. Врачи делали все, чтобы его восстановить. Сегодня Анатолия Алексеевича перевели в палату, но он очень плохо говорит. А ведь это человек слова, и у него всегда была четкая, хорошо поставленная речь. А сейчас такое впечатление, что он только учится говорить.
  
Так что все эти разговоры про мировой заговор или еще что-то – просто фейки и глупости. Болезнь существует. Спросите об этом Надежду Бабкину, она живет напротив меня, или моего друга Льва Лещенко и еще многих-многих других. Пандемия коронавируса – уже мировая история.

– А как чувствуют себя ваши близкие?

— Мои сыновья в Эстонии и во Франции живут практически в закрытом режиме. Лука, который занимается музыкой, тоже на полной самоизоляции. Он очень полный, и потому есть большая опасность заболеть, да еще и с летальным исходом. А в тех редких случаях, когда он все же выходит из дома, делает это в какой-то невероятной маске. Наверное, в ней можно было бы смело нырять под воду на тысячи километров.

– А как вам дается период самоизоляции?

– Художник всегда отшельник. Он может прекрасно прожить в таком режиме какое-то время. Я работаю ночью, так было всегда. В 12 сажусь и заканчиваю в 7-8 утра. Стал больше читать, смотреть фильмы, на которые не хватало времени, начал готовить. Разобрал библиотеку, у меня было более 7 тысяч неразобранных книг. Часть отложил для деревенских библиотек, часть раздал друзьям, в благотворительные фонды. Закончил иллюстрации ко второму тому Валентина Гафта. Всего проиллюстрировал 185 стихотворений и эпиграмм. Книга скоро выйдет в одном из издательств Петербурге.

Перевожу в масляные работы те наброски, которые были сделаны в путешествиях по России, Франции, Италии. И дарю врачам, чтобы их поддержать.

– Особое отношение к медикам у вас, наверное, еще и от мамы, которая была медсестрой?

– Это на 100 % так! Моя мама работала в детской больнице. И я стараюсь помогать. Как уроженец Ульяновска, купил для местной детской инфекционной больницы хороший аппарат искусственной вентиляции легких. Поддерживаю студентов в Ульяновском университете, где я преподаю, и художественное училище имени Грекова, которое когда-то окончил. Передал в дар церкви Святой Анны в Ульяновске храмовую икону Николая Чудотворца, написанную в начале XIX века, и поддержал храм финансово. Молитвы, духовный настрой тоже помогают. Важно, чтобы человек верил в выздоровление, в то, что его организм может справиться с болезнью.

Еще я делаю маски с моими картинами, на которых изображены штук 50 разных животных, и бесплатно раздаю их больницам. Когда врачи в этих масках приходят к пациентам, это вызывает у них улыбки и позитивные эмоции. Не надо ждать, когда все закончится. Наоборот, надо проявлять активность, больше работать и отдавать.

– И это в то время, как целый ряд наших звезд жалуются, что им едва ли нечего есть?

– Я предполагаю, что никто из популярных нынче артистов не находится на грани нищеты. И думаю, что этим звездам (это они так себя называют) грешно жаловаться.

Вспомните притчу о семи коровах, когда египетскому фараону приснился сон, где семь худых коров съели семь тучных. Иосиф растолковал его так: вслед за семью урожайными годами последуют семь голодных лет. И посоветовал фараону делать запасы. Благодаря этому Египет сумел пережить семь лет засухи и даже помогал другим государствам.

Эта притча говорит о том, что человек, тем более хорошо зарабатывающий, должен всегда что-то откладывать на черный день. Я в свое время создал какой-то запас прочности и сейчас, когда я перестал зарабатывать, расходую его. И если могу помочь, — помогаю. А деньги можно заработать в будущем. Ведь если ты заболеешь или не дай Бог случится что-то похуже, то и деньги тебе будут уже не нужны. Поэтому нужно жить сегодня и тратить сейчас.

– Скажите, когда закончится пандемия, что вы сделаете в первую очередь?

– Буду ездить, работать и постепенно возмещать какие-то траты, сделанные во время коронавируса. У меня есть заказы в Арабских Эмиратах. Король Бахрейна заказал мне картину. Есть клиенты в Японии. Я должен поехать в Китай и сделать там выставку. Буду писать эскизы и наброски, набирать багаж, который потом послужит основой для больших работ.

Но, конечно, в первую очередь я начну общаться с теми, с кем давно не виделся. Сейчас многие боятся выезжать, сидят в отдалении по домам. Я вот только что созванивался с Александром Калягиным, у него недавно был день рождения. Он пока боится выходить. Но как только потеплеет, это я не о погоде, а о пандемии, думаю, что он приедет ко мне, и мы сможем пообщаться вживую.
   
Давно жду Орнеллу Мути, которая очень хочет приехать в Москву, ее из-за пандемии не выпустили из Милана. Я даже предложил ее прописать у себя. Мы с ней постоянно на связи. Она заказала мне картину своего кота мейнкуна. И я изобразил его в виде человека-кота, который пишет мемуары.

– Как вы считаете, мир после пандемии изменится?

Человечество обладает весьма короткой памятью. И когда заканчиваются события, подобные сегодняшнему, начинает жить обычной жизнью.

Но многое все же придется переосмыслять. И если смотреть на жизнь более философски, более глубоко, то многие поймут, что этот период дал всем нам какой-то очень важный жизненный урок, дал опыт. Прежде всего в отношении к друзьям, к родителям, к детям. Люди, как ни странно, в период самоизоляции стали чаще общаться со своими близкими. Родители стали больше времени проводить со своими детьми, делать с ними уроки.

Переосмысление того, что и как ты делал, куда бежал, идет у всех. Изменились ценности, человеческие, жизненные. Люди стали смотреть на мир другими глазами. Дорожить своей жизнью и жизнью своих близких. Это и есть переосмысление.

Сегодня надо тратить все, что накопил, и делиться с другими. Надо помогать простым людям — врачам, учителям, работникам театров и музеев, продавцам непродовольственных магазинов и ресторанов, которые сейчас закрыты. Они нуждаются в поддержке и государства, и меценатов. А деньги можно заработать в будущем.

Источник: spbdnevnik.ru