В Петербурге ищут способы узаконить граффити — urbanpanda.ru

Многие уличные художества в Северной столице оказываются закрашены, а местные жители или ругают дворников и вахтеров, «уничтоживших искусство», или поддерживают, так как несанкционированным рисункам в центре не место. Как уже писал «Петербургский дневник», владельцы зданий или управляющие компании рискуют крупным штрафом, если не спешат уничтожить несанкционированные рисунки и надписи, даже если те нравятся всем без исключения жильцам.

Не ленитесь встречаться с властями

Как решать проблему – смягчать ли законы, упрощать процесс согласования рисунков, наконец выделить изначально несколько площадок, на которых можно было бы упражняться в рисовании – разбирались в пятницу на специальном круглом столе.

К слову, как оказалось, сами художники не любят, когда их называют граффитистами, так как граффити всегда считалось неформальным искусством и разрешенного граффити не может быть по определению.

Разрешать или нет настенную живопись, решает Комитет по градостроительству и архитектуре. Заявка проходит два этапа: задание и согласование. Еще на стадии техзадания выясняется, является ли запрошенная площадь, будь то пятиэтажный брандмауэр или трансформаторная подстанция, допустимым местом для чьих-либо рисунков. Если стену отовсюду видно, а тем более если она фасадная, раскраску не разрешат. А если строение находится в исторической части города, шансов еще меньше, даже на новоделе.

Несколько расписных фасадов на Петроградской стороне и будка с «Братом-2» у Александро-Невской лавры – очень редкое исключение. Руководитель Комитета по государственному контрою, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП) Сергей Макаров попросил художников больше общаться с органами власти, а еще рассказал, что во дворе КГИОП также есть невзрачная стена, которую хотелось бы расписать. Но и здесь пришлось все согласовывать в другом комитете, а пока идет переписка, служащие «любуются» на серую штукатурку. В обход законных путей никто идти не хочет.

Итак, основной вопрос: почему сами художники не спешат согласовывать свои работы?

«Мы писали письма по инстанциям, они нам возвращались с пометками: мы этим не занимаемся», – пожаловался автор нашумевшей фрески с Бродским Олег Лукьянов.

Теперь, после истории с закрашенной фреской, стало известно: согласовывать нужно в Комитете по градостроительству и архитектуре (КГА).

«Мы хотели раскрасить здание на Полтавской, – вспомнила еще одна художница. – Но согласование длилось так долго, что наш заказчик отказался от проекта».

«Каждый гражданин у нас имеет равные права, – напомнил председатель КГА Владимир Григорьев. – Если отменить согласования, то любой житель города может взять кисточку и нарисовать что угодно на стене. Или баллончик. Кстати, краска в баллоне имеет пленкообразующий эффект, так что стена под этой краской не «дышит», появляется грибок… Я не понимаю, почему все восхищаются рисунком с Сергеем Бодровым. Я посмотрел фильм «Брат-2» и не считаю этого героя примером для подражания».

За последний год разрешения у комитета попросили две организации: школа в Адмиралтейском районе и книгоиздательство. По обеим заявкам решение еще не вынесено. Соответственно, все остальные рисунки, появившиеся в городе в последние годы, согласованы не были и могут быть уничтожены после первой же жалобы или даже без нее. Это касается даже портретов героев ВОВ или разрисованных пейзажами трансформаторных подстанций.

«Почему картинку нельзя?»

Во всех больших городах стрит-арт – это объект, к которому водят туристов. Переулок Радищева на сайте TripAdviser значился в списке лучших достопримечательностей года – а все из-за настенной росписи того же Лукьянова. А на Васильевском острове есть граффити «Вода – это жизнь», которому в марте исполнилось 30 лет. Его как-то хотели закрасить, но сами жители возмутились и отстояли.

Художник и юрист Анастасия Владычкина привела в пример три брандмауэра напротив выхода из метро «Обводный канал». На одном из них красуется электронный рекламный щит, на другом до недавнего времени был рисунок, который закрасили.

«Почему экран можно, а картинку нельзя? – спросила Владычкина. – Почему на площади Восстания тоже торчит медиаэкран и никто не жалуется, что он нарушает исторический облик города?»

Как оказалось, экраны согласовали, когда это еще было разрешено. Как только закончится срок, на который было выдано разрешение, их демонтируют.

Выслушав жалобы художников, в КГА пообещали им облегчить процесс подачи заявок на роспись. Возможно, на сайте КГА появится специальный баннер, кликнув по которому, можно будет увидеть список нужных документов.

Сами любители стрит-арта предлагают зайти с другой стороны. Сразу составить список стен, на которых можно упражняться в живописи, распределять их среди художников по конкурсу, скажем, раз в год – и никто не будет обижен.

Владимир Григорьев пообещал обдумать и это предложение, а для начала – разослать по районным администрациям письма с призывами собрать адреса, где такие рисунки бы хорошо смотрелись и нравились жильцам.

Источник: spbdnevnik.ru