Участник Ленинградского парада Победы 1945 года рассказал, как война заставила сменить скрипку на винтовку — urbanpanda.ru

Участник Ленинградского парада Победы 1945 года Игорь Морштейн рассказал, как спасали детей в блокаду, громили немцев под Ленинградом и  как наш город встречал фронтовиков-победителей, вернувшихся с полей сражений. 

— Как для вас началась война?

— В 1939 году по Советскому Союзу был объявлен конкурс молодых дарований. Победители конкурса должны были в августе 41‑го выступать в Большом театре в Москве. Я учился при Консерватории играть на скрипке, прошел отборочные. К воскресенью, 22 июня 1941 года, в поселке Сиверский мы готовились к большому концерту, который должен был стать генеральной репетицией перед поездкой в столицу СССР.

Когда нам, 14‑летним ребятам, в пионерском лагере, где мы отдыхали, сказали, что началась война, никто толком ничего не понял. Первый раз чувство тревоги пришло, когда мы к вечеру 22 июня вернулись домой, в Ленинград. На улицах стояли огромные очереди, люди записывались в войска.

— Как для вас проходила жизнь в осажденном городе?

— Блокаду я провел в Ленинграде. Нас объединили в школьные группы, которые привлекли к подготовке бомбоубежищ. На мою долю выпало включать рубильник вентиляции, это было очень почетно. Потом – голодная зима 41‑го. Было страшно. Я жил на 5‑й Советской улице, 12, а в десятом доме была квартира известного писателя-прозаика Юрия Тынянова. Самого писателя в городе не было, но известно, что он обладал богатейшей библиотекой. Во время блокады мародеры пытались разграбить эту библиотеку. Мы с ребятами решили, что будем охранять квартиру Тынянова. Конечно, это было по‑детски наивно. Когда выдавалось свободное время днем, мы стояли на посту у двери квартиры писателя.

Позже в городе были организованы специальные группы, которые ходили по квартирам в поисках детей, оставшихся без родителей. На Мытнинской улице в утепленном здании бани создали сборный пункт, куда мы приводили обнаруженных малышей. Несколько лет назад со мной связалась женщина, которая оказалась одной из тех малюток, которых я принес на сборный пункт. Она рассказала, что ее эвакуировали в Ташкент, там ее приняла узбекская семья. Впоследствии она вышла замуж, у нее четверо детей.

— Как началась ваша военная судьба?

— В конце 1943 года я проходил допризывную подготовку в общественно-политической оборонной организации ­Осоавиахим, это предшественник ДОСААФа. В 1944 году нас направили в действующие части. Я попал в 64‑ю дивизию, которая входила в состав 30‑го гвардейского стрелкового корпуса под командованием легендарного Героя Советского Союза Николая Симоняка.

— Ваш корпус принимал участие в освобождении Красного Села, Нарвы и Таллина. Чем запомнились последние дни войны?

— Когда мы подходили к Шяуляю, внезапно пришел приказ о выведении корпуса из боевого состава наступательной операции. Нас отвели на 20 киломеров от линии фронта и поставили задачу обучить личный состав ведению боя малыми группами. Мы не понимали, почему все воюют, а нас опять заставили учиться. Позже выяснилось, что войска Ленинградского фронта, не снижая темпов наступления, двинутся на Кенигсберг, а 30‑й корпус останется для полного разгрома Курляндской группировки фашистов.

Противник укрывался в лесистой местности при поддержке националистических групп литовцев, латышей и эстонцев, которых потом стали называть «лесными братьями». Мы окружили Курляндскую группировку. Восьмого мая 1945 года было объявлено о полной капитуляции Германии, и маршал Леонид Говоров поставил взятым в кольцо немцам ультиматум. Но противник его проигнорировал, и сражения продолжились.

Фашисты страшно боялись ленинградцев, думали, мы будем мстить, поэтому не сдавались. Тогда наше командование пошло на хитрость. Окруженной группировке противника выдвинули второй ультиматум. Но на этот раз он исходил от командующего 2‑м Прибалтийским фронтом, то есть частей, формально не относящихся к Ленинграду. После этого немцы начали массово сдаваться.

— Когда для вас закончилась война?

— 24 июня, как раз в тот день, когда на Красной площади в Москве проходил первый парад Победы. К Мавзолею были брошены фашистские знамена, мы победили.

К 6 июля 1945 года мы подошли к пригородам Ленинграда. Нам выдали новенькие гимнастерки, приказали привести технику в порядок и готовиться к Ленинградскому параду Победы. Утром 8 июля установилась прекрасная солнечная погода. На касках солдат были царапины и вмятины, полученные в боях, на гимнастерках блестели золотом ордена и медали. В 9 часов утра с разных направлений колонны 63, 64 и 45‑й дивизий вошли в город, слились воедино и двинулись к Дворцовой площади. В честь встречи гвардейских частей из дерева и гипса были сооружены триумфальные арки. Одна – на Московском шоссе, вторая на проспекте Обуховской Обороны, близ завода «Большевик», третья – в Автово. У многих ленинградцев в руках были яблоки, крынки с молоком, какие‑то подарки, которые они вручали нам. Нас обнимали, целовали, люди плакали и смеялись. Так мы прошли маршем до Дворцовой площади, где состоялся Ленинградский парад Победы.

Источник: spbdnevnik.ru