Тамара Ларина: И вечно жить нам, и вечно плыть нам — urbanpanda.ru

Лауреат Берлинского фестиваля, автор замечательной инди-драмы «Между рядами» Томас Штубер взялся за производство сериала. В своем первом ТВ-проекте «Жить» режиссер миксует драму и детектив, изрядно приправляя блюдо остротой хоррора. Штубер детально выписывает жизнь человеческого муравейника условной гэдээровской эпохи как архетип тоталитарного общества. 

В центре сюжета – вдовец Яшек и его 16-летний сын с русским именем Юрий. По загадочным причинам они оставили родной дом и переехали в какую-то немыслимую дыру – обветшалую многоэтажку на краю города. Яшек устраивается управляющим этого дома, а Юрий с первых же минут пребывания на новом месте чувствует, что зло течет буквально под обоями, а по коридорам ходят призраки прежних обитателей. 

Скоро юноша обнаружит не существующее на картах крыло здания, где время движется по своим собственным законам, а незыблемость стен нарушают вязкие кратеры из черной жижи. 

Из этой «нефти» варится сильнодействующий наркотик, на котором сидят большинство жильцов небоскреба, а дилеры распространяют «дурь» через шахту мусоропровода. Незримая гидра крепко удерживает в своих щупальцах всех обитателей зловещей многоэтажки. Немецкие кинематографисты сумели создать гротескный образ духа несвободы, втиснутого в герметичную каменную оболочку, и страха, пропитавшего стены панельного Вавилона. Как здорово подошла бы сериалу песенка Монеточки: «Разбитый ковчег всплывает со дна. И вечно жить нам, и вечно плыть нам». Но за саундтрек отвечает другой хороший композитор – Брайс Десснер, написавший музыку к картине «Два папы». 

Зловещая урбанистическая атмосфера «Жить» существует на равных с сюжетом, а порой заметно доминирует. Волей-неволей зритель втягивается в авторский символизм Томаса Штубера и завороженно следует неспешному ритмическому рисунку. Более того, может показаться, что вы и сами провалились во временную дыру. Так тягучий восьмисерийный триллер достигает уровня настоящего авторского кино.

Источник: spbdnevnik.ru