Вратарь СКА Михаил Бердин: «Когда тебе бросают, не до красоты – лишь бы отбить» — urbanpanda.ru

– Михаил, вы, наверное, знаете, что считаетесь абсолютно нестандартным российским вратарем. Откуда истоки этого?

– Если про силовые приемы – то не скажу, что я хочу их использовать. Это не мой стиль. В АХЛ судьи позволяли их исполнять, и я делал, помогал нашим защитникам. Здесь, в КХЛ, можно легко словить удаление. Поэтому больше не хочу экспериментов. Избавляться надо от этого. Если заметили, то в последних матчах все делаю осторожно, и даже, когда в игре с «Сочи» поставил корпус, предупредил судью: «Вы меня не удаляйте, если просто поставлю корпус! Бить и толкать никого не буду!» Мы выходим, чтобы победить, и не нужно зарабатывать лишние штрафы!

– Как я понимаю, вы пытаетесь создать еще и шоу своей игрой?

– Не сказать, что я хочу это сделать в КХЛ. Да, в АХЛ случались моменты, когда что-то эпатажное творил. Избыток самоуверенности, энергия, немножко детство в голове. Здесь же больше пытаюсь сыграть на надежность, на победу команды. Пора уже в более серьезный хоккей играть.

– Без рисков.

– Да. Если будет, допустим, разрыв в две шайбы в нашу пользу и пустые ворота – попытаюсь забить. Если возникнет возможность – корпус поставлю. Но в пределах разумного, чтобы не подставлять своих партнеров по команде, которые бьются.

– Ну, а как вы владеете клюшкой – у вас мало конкурентов в КХЛ.

– Это все приходит с практикой. Как играл в АХЛ, подсчитал, что в среднем делаю по 40-50 выходов из ворот – это больше, чем отбитых бросков. К тебе приходит уверенность, когда ты постоянно работаешь клюшкой. Здесь не много забросов, «Магнитка», например, за всю игру их сделала только четыре раза.

– В прошлом сезоне вы выступали в АХЛ за «Манитбу». Чувствовали на каком-то этапе, что до дебюта в НХЛ уже рукой подать?

– Да, были моменты, когда проводил хорошие серии и ждал вызова. Думал, что дадут шанс, со многими разговаривал – все считали, что меня могут «поднять», скоро дебютирую. У меня не было никакого волнения, я просто ждал с большим удовольствием этого момента. Не зацикливался, конечно, но приехал с целью играть в НХЛ. Пока это, к сожалению, еще не получилось.

– Как себя чувствует вратарь, когда его конкурент Коннор Хеллебайк – обладатель «Везина Трофи» минувшего сезона?

– А как чувствовали себя Шестеркин или Георгиев, когда собирались в «Рейнджерс», зная, что там Лундквист? Если один уйдет – всегда придет другой. Я за здоровую конкуренцию. Мне тоже говорили: «Как ты поедешь в СКА – там уже три хороших вратаря?» Но я этому рад! Меня это мотивирует.

– Переезд в КХЛ позволил как-то по-другому взглянуть на нашу лигу? В свое время, уезжая, вы говорили, что вам лучше развиваться в североамериканском хоккее.

– Сейчас КХЛ тоже изменилась в лучшую сторону. Более интересный, современный хоккей. А если брать СКА, то здесь очень сильно работают над развитием игроков. В каких-то моментах даже лучше, чем в НХЛ. Четко, плодотворно, деталям уделяют внимание. Я занимаюсь с тренером вратарей – для меня это большой плюс. Для вратаря проводить большое количество матчей – тоже хорошо. Колоссальный опыт, когда много играешь. Но технику лучше подтягивать в тренировках.

– Сколько вам понадобилось времени, чтобы набрать форму после переезда в Петербург?

– Тут трудно сказать, что такое форму набрать. Бывает, на первой неделе себя чувствуешь нормально, а потом возникают непонятные спады. Думаю, в лучшие кондиции – физические и психологические – только сейчас начинаю входить. С головой надо разобраться. Тяжело, когда так влетаешь и резко играешь. Это приятно, но без сборов немножко не то.

– Многие вратари задолго перед матчем уходят в затвор. Вы – не из таких.

– Да, я перед игрой со всеми общаюсь, играю в футбол с ребятами. Конечно, есть вратари, которые молчат, стараются уединиться. Я не сторонник таких «уходов». Начинаю думать об игре, когда уже выхожу на лед. Первую шайбу ловишь – и сразу уже чувствуешь себя хорошо.

– При возвращении в КХЛ что было самое сложное в игровом плане?

– Здесь есть более мастеровитые ребята, чем в АХЛ. Стараюсь делать то, что и должен. Правильно перемещаться, не совершать ошибки.

– Вас бросили в бой с «Сибирью», когда основная команда еще находилась на карантине. Большая ответственность, когда ты – главная надежда команды?

– Были просто эмоции, небольшой мандраж. Но на составе – молодой, не молодой – не зацикливался. Старался просто делать качественно свою работу.

– Вы провели всего 11 матчей в КХЛ, но на вашем счету столько уже эффектных сейвов. На это обращаете внимание?

– Нет, когда тебе бросают – не думаешь, чтобы красиво совершить спасение. Нужно просто поймать шайбу. Конечно, есть определенные технические навыки, мышечная память, которая срабатывает на подсознательном моменте. Но главное отбить – хоть руками, хоть глазами! (Смеется.) 

– В строй сейчас вернулись все игроки «основы» СКА. На что клуб будет претендовать в этом сезоне?

– А вы как думаете? Команда играет как лидер в КХЛ – в современный, атакующий хоккей. У СКА одна задача – выигрывать матч за матчем. Даже когда выходил молодой состав, думали только о победе. И давали бой даже таким топовым клубам, как «Ак Барс».

– Почувствовали, что в армейском клубе совсем другой уровень ответственности?

– На меня это не давит. Понятно, что на каждый матч против тебя соперник выходит мотивированным. Сам помню, когда играл против СКА – подзаряжаешься, стараешься последние силы собрать, доказать… Также и против нас. И мы готовимся. В этом и есть прелесть хоккея.

– Вы всегда ставили перед собой конкретные, прямые цели. Какая сейчас главная?

– Становиться с каждым днем лучше. Зарабатывать себе место в составе, игровое время. Неохота просиживать на «лавке», буду драться за свои шансы – хочу выигрывать. Цели стоят высокие, никогда на маленькие не разменивался.

Справка «ПД»

Михаил Бердин родился 1 марта 1998 года в Уфе. Рост 188 сантиметров, вес 74 килограмма. В МХЛ выступал за череповецкий «Алмаз», с сезона-2016/17 играл в Северной Америке. В СКА с октября 2020 года.

Источник: spbdnevnik.ru