Как 85-летняя блокадница победила коронавирус — urbanpanda.ru

Пациентку провожали лечащие врачи: реаниматолог Павел Ермаков и палатный врач Марина Ерина. Нина Валентиновна не помнит, где она в апреле 2020 года ухитрилась подхватить коронавирус: предписания по самоизоляции она соблюдала свято. Но за две недели до заболевания обращалась к стоматологу – возможно, все произошло именно тогда. По счастью, в конце апреля Мариинская больница уже была перепрофилирована под лечение COVID-19, и Нину Кременецкую мгновенно определили на реанимационную койку.

«Я помню только, как везли в одеяле по двору, – рассказывает бывшая пациентка. – Потом, как оказалось, через несколько дней очнулась на койке и поняла, что буду жить. Старики хотят жить еще больше, чем молодые. И спасибо врачам, которые помогают нам удержаться на белом свете».

Лечение началось в реанимации и продлилось больше месяца. Со своим врачом-реаниматологом Павлом Ермаковым Нина Валентиновна познакомилась уже на выписке. Нет, в реанимационной палате он все время был рядом, но в костюме, маске – и лишь в больничном дворе, за пять минут до отъезда, пациентка смогла разглядеть своего спасителя и поблагодарить его.

«Напишите во всех газетах, что я очень прошу наградить Мариинскую больницу, лучшую больницу в городе, орденом, – попросила женщина. – И врачей тоже надо непременно наградить. И тех, кто ищет вакцину. Я уверена, что ее найдут рано или поздно, потому что, если не найдут, жизни не будет. Я верю в наших молодых ученых».

Заслуженный врач

Когда началась война, Нине Валентиновне было шесть лет. Жили они тогда в Сестрорецке.

«Пороховой завод строился одним из моих предков, – делится воспоминаниями пенсионерка, – который приехал сюда вместе с Петром I. Отца забрали на войну в первые же дни, и он погиб. Мама работала, я училась…»

Нина Кременецкая успешно окончила школу, поступила в 1-й медицинский институт, а уже на втором курсе ее в группе других студентов-медиков отправили в казахские степи. В Ленинграде все еще было трудно с хлебом, хотя наступили уже 50-е, и вместо обычной «картошки» студенты тогда ездили на целину, помочь заготавливать хлеб.

Потом были диплом, должность цехового врача на том же Сестрорецком пороховом заводе, перевод в Педиатрический институт на должность хирурга. Там же Нина Кременецкая получила звание заслуженного врача России. А вот с семьей не сложилось: своих детей заменили маленькие пациенты.

«Я их до сих пор вспоминаю: как они идут рядом и держатся за нижний край халата», – говорит Нина Кременецкая.

А вспомнить было что: Педиатрический институт и сейчас является федеральным учреждением, и тогда был общесоюзным. Это значит, что сюда привозили детей со всей страны. В 1986 году – из украинского Чернобыля, после аварии на АЭС. В 1988-м – из армянского Спитака, разрушенного землетрясением.

«Опустевшая Припять, конечно, произвела страшное впечатление, – вспоминает Кременецкая. – И дети, которых лечили тогда от радиоактивного йода, но не знали, что надо лечить еще и от стронция. Часть детей так и остались в Ленинграде, потому что им выделили целый дом на Выборгской стороне. Но я с ними больше не встречалась».

Дружба с Ростроповичем

Нину Валентиновну часто звали в крестные мамы. Самые дальние крестины, на которые ее приглашали, были в Париже: крестилась внучка знаменитого виолончелиста Мстислава Ростроповича.

С Ростроповичем и его женой певицей Галиной Вишневской Нина Кременецкая познакомилась в начале 2000-х. Тогда музыкант готовился к гастролям в Японии – его пригласили члены императорской семьи. И предупредили, что расплачиваются обычно не деньгами, но дорогими подарками. Времена были непростые, в больницах, даже федеральных, были проблемы с оборудованием, и Ростропович поехал в Педиатрическую академию. Познакомился с Ниной Кременецкой и спросил, что нужно купить для клиники.

«Через три дня в аэропорт прибыло три военных самолета, а внутри… Чего только не было!», – рассказывает женщина.

Музыкант и врач продолжили общаться: благодаря связям Ростроповича Нина Валентиновна объездила десятки стран, в которых получала спонсорскую помощь или просто обменивалась опытом. На крестины Нину Кременецкую пригласила младшая дочь Ростроповича Елена, которая руководит медицинским фондом.

Прямая речь

Заведующий отделением реанимации и интенсивной терапии Мариинской больницы Павел Ермаков:

– В нашей больнице пациенты показывают очень хорошую динамику: довольно быстро переходят из реанимации в палату, а из палаты – домой. Пребывание на реанимационной койке у нас длится 9 дней, а показатель в среднем по городу – 14. Но все 24 койки сейчас заполнены, в основном пациентами в возрасте 65+. При том, что почти все соблюдали режим и непонятно, где они могли заразиться.

Мы вылечили в том числе пятерых врачей, хотя медиков, надо сказать, лечить даже сложнее, чем обычных пациентов. Но с Ниной Валентиновной нам повезло. Если человек сильный и хочет выздороветь, то он поможет врачам-реаниматологам добиться успеха. Добавим сюда еще слаженную команду и соблюдение всех протоколов.

Источник: spbdnevnik.ru