Виталий Милонов сравнил Михаила Ефремова со стритрейсером Марой Багдасарян — urbanpanda.ru

Смертельная авария с участием заслуженного артиста РФ Михаила Ефремова может послужить поводом для новых поправок в административный или уголовный кодексы, которые определяют наказание за пьяную езду. 

Напомним, что вечером 8 июня актер, в чьей крови впоследствии обнаружили 2,1 промилле алкоголя, выехал на встречную полосу движения. Авария произошла на Смоленской площади в Москве, под прицелом видеокамер. Водитель фургона, в который врезался джип Ефремова, получил травмы, был госпитализирован в критическом состоянии и умер в больнице спустя несколько часов. Изначально дело было возбуждено за нарушение правил дорожного движения, повлекших причинение вреда здоровью, но затем его переквалифицировали на более тяжкую статью, а она предусматривает срок от 8 до 12 лет колонии. Впрочем, актер не отказался от медосвидетельствования и, по-видимому, готов сотрудничать со следствием, а значит, максимальный срок ему не грозит.

По данным столичного ГИБДД, за год Ефремов получил около десяти штрафов, но оплатил их вовремя. За вождение в состоянии опьянения его не привлекали и прав не лишали.

Депутат Государственной Думы РФ Виталий Милонов отметил, что проблема пьяных ДТП никак не может быть решена не из-за законов: санкции в кодексе прописаны жесткие. Просто наказание должно быть неотвратимым. Ведь главная-то задача – не наказать, а предотвратить. Значит, нужно строго наказывать и тех, кто садится за руль пьяным, но еще не попадал в аварии. А тем более – водителей, которые ездят пьяными, уже будучи лишенными прав.

«Это непопулярная мера, но ничего не поделаешь, потому что пьяный за рулем – преступник, сознательно идущий на это преступление, –  уверен депутат. – Беда в том, что никто из тех, кто садится пьяным за руль, не допускает такой возможности, как у Ефремова. Они говорят себе: ну я-то в аварию не попаду, я же выпил гораздо меньше. А потом происходит такая трагедия. И она должна трактоваться как умышленное, заранее подготовленное злодеяние. Человек сознательно выпил, сознательно управляет средством повышенной опасности… И в качестве примера перед ним Мара Багдасарян, личинка позолоченная, которая плевала на всех и гоняет по Москве без прав. Законы будут попираться, пока такие, как Мара, будут демонстрировать живой пример, что суровость законов нивелируется необязательностью их исполнения…»

Михаил Ефремов не стал уклоняться от сдачи анализа на содержание алкоголя в крови, тем более, что его зависимость от напитков всем известна. Зато другие, менее популярные виновники аварий по-прежнему пользуются этим приемом, а потом утверждают, что вовсе не были пьяны. От наказания их это не спасает, но в глазах поклонников (даже у стритрейсеров есть свои поклонники) они оказываются чуть ли не жертвами обстоятельств, лишившихся прав из-за опрометчивой подписи.

«Этого понятия – отказ от освидетельствования – нет в европейских странах, – заявил Милонов «Петербургскому дневнику». – И нам пора от него отказаться, потому что это либеральная норма в худшем значении этого слова. Отказаться от теста на алкоголь можно, если ты сидишь у себя дома, ничего не нарушаешь, и к тебе зачем-то входит полиция и требует дуть в трубочку. Но для водителя освидетельствование – не право, а обязанность.

Это в уголовном праве следователь должен доказывать вину подозреваемого, а в административном – сам субъект должен доказывать свою невиновность. А если он препятствует установлению истины, отбивается от этого мундштука, значит, его надо судить за сопротивление органам правопорядка. Бывают водители, которые не доверяют показаниям алкотестера, но этот тестер – не более чем повод для инспекторов ГИБДД доставить подозреваемого водителя в медицинский кабинет для анализа крови. Но я, кстати, считаю, что анализ крови надо делать за счет самого водителя, если он действительно оказался пьян». 

Источник: spbdnevnik.ru